PW, о плохих воспоминаниях. Заморожен.
Тоже пафос :С

Есть вещи, о которых не принято говорить даже самым близким людям. О них, в общем, обычно никто и не вспоминает, но они сами всплывают в памяти время от времени, когда ты совершенно к этому не готов.
Хотя, если бы кто-нибудь спросил у Алекса - он бы с радостью поделился переживаниями, выложил бы всё, что заставляет его нервничать и грустить, но, увы, его друзья почти никогда не говорят ни о чём подобном. Так что, закрывая глаза, он снова и снова представляет себе улыбку Эллисон; её смех и с трудом воспроизводит в голове полузабытый голос. Она всегда говорила очень быстро, много жестикулировала и, глядя на неё хотелось улыбаться.
Он не был в неё влюблён - конечно, нет. Любил, как и все вокруг - безусловно, её просто невозможно было не любить. Элли была счастьем в чистом виде, рядом с ней всегда было как-то по-особенному тепло и каждый чувствовал себя на своём месте.
И от того, какой она была замечательной, Алексу становилось только ещё тоскливее. Он пытался позволить представить себе, какой была бы её жизнь: наверняка она осталась бы в рядах героев, она всегда любила своё дело. Наверное, нашла бы себе консту или одного-двух постоянных спутников - она была очень общительной.
У неё всё было бы хорошо, потому что такие люди заслуживают только лучшего. Александр поджимает губы, кривясь от осознания - у Эллисон всё было бы хорошо, если бы он не дал ей умереть.

Если приступ ностальгии случается у Рэя - он вспоминает маленькие ручки своей сестрёнки Линды. Как крепко она хваталась за всё, что попадало в зону досягаемости, а мать смеялась, что с такими силами только оружие держать.
Рэймонду было удивительно, что такое маленькое существо - это часть его семьи, полноценный человек, только начинающий свой жизненный путь.
Он сам пошёл записывать её в Арену - очередь там нужно было ждать несколько лет, так что поспешностью он никому не мог навредить.
В теории, конечно, не мог - кто же знал, что он просто займёт чужое место, помешает другому ребёнку начать обучение, совершенно бесцельно. Он думал, что это будет счастливый день, но вместо этого он до вечера пролежал в постели, думая, что сегодня его сестра должна была в первый раз встретиться со своими одноклассниками, познакомиться с учителями и радостно рассказывать об этом утирающей слёзы матери.
Но так получилось, что в пустом доме плакал он один - теперь уже некому было слушать истории о учёбе маленького друида. Да и рассказывать было, в сущности, некому.

Крис привык казаться увереннее в себе и сильнее, чем он есть на самом деле. Он с раннего детства усвоил простую истину: если окружающие увидят твою слабость, то тебя уже не спасти.
Никто уже давно не принимает всерьёз его нытьё - в конце-концов, это не имеет никакого значения и вар уже сам не ждёт реакции. Все знают, что он прекрасно может обойтись, допустим, без лишней порции мороженого или пол часа простоять под дождём, не боясь за своё здоровье - он просто любит акцентировать на себе внимание. Но ничего важного на самом деле он никогда и никому не говорит.
Замуровав своё прошлое в памяти он старается к нему не возвращаться - настоящее, каким бы мрачным оно ни было, намного приятнее. Но иногда - очень редко, но всё же - на него тоже нападает это дурацкое состояние. Он снова переживает всё то, что так сильно травмировало его в детстве и, теряясь, начинает злиться. Обычно всё это заканчивается очередной громкой ссорой с Майком - тот почему-то никогда не может уловить, когда лучше оставить Криса в покое и уж тем более не пытаться выяснить, что с ним не так.

Просто сам Майк, когда ему грустно или плохо, предпочитает иметь рядом с собой какого-нибудь близкого человека, рядом с которым перестаёшь чувствовать себя так уж паршиво. Тот факт, что единственный доступный представитель короткого списка "именно таких" это и есть Крис, несколько осложняет им понимание друг-друга - как-то так получается, что тосковать вся конста часто начинает почти синхронно.

@темы: Конста